андаманские острова
Как я путешествовала с рекордсменом Книги Гиннеса на Андаманские острова
Все фото: Дмитрий Шаромов / Mike Horn Expeditions
«Капитан‚ натягивай канаты...», – так поется в известной южноафриканской песне путешественников и любителей приключений. Она стала гимном и для нас – девяти школьников и студентов из Швейцарии‚ Германии‚ Италии‚ России‚ Индии‚ США‚ Австралии и ЮАР‚ которые приняли участие в экспедиции путешественника Майка Хорна в Индии.
На третьем курсе факультета журналистики я устроилась на стажировку в журнал National Geographic. Как-то, листая один из номеров, наткнулась на фотографию мужчины: его бороду и меховой воротник куртки настолько облепил снег, что можно было разглядеть только глаза. Человека на фото звали Майк Хорн, – он оказался известным путешественником, не раз мелькавшим на страницах Книги рекордов Гиннеса. Майк Хорн – человек уникальный: он спускался по 22-метровому водопаду в Коста-Рике на надувной лодке‚ сплавлялся по Амазонке‚ путешествовал вдоль экватора вокруг Земли в одиночку‚ покорял вершины Гималаев без кислородной маски. Некоторые из его достижений попали в Книгу рекордов Гиннеса. В 2008 года Майк задумал 4-х летнюю экспедицию вокруг света на борту яхты и на различных этапах берет с собой молодёжь. Название было выбрано не случайно: «Пангеей» назывался сверхконтинент, существовавший 250 миллионов лет назад и объединявший все современные материки. Путешествуя, Майк видел, к чему приходит безответственное отношение людей к ресурсам Земли, и решил, что что-то изменить он все-таки в силах. Например, объединить небольшую группу людей и убедить их, как важно ценить то, что нас окружает. Для этих целей он выбрал молодежь, – на определенных этапах пути школьники и студенты из разных стран могли бесплатно присоединиться к его команде. «Бинго! Это мой шанс!», – подумала я и мгновенно накатала заявку – не смутило, что опыт походов у меня на тот момент был нулевой. А через несколько месяцев пришло оно, долгожданное письмо с приглашением в отборочный лагерь в Швейцарские Альпы. Россию представляла я одна.
Вместе с другими 15 участниками меня ждала череда невероятных испытаний. Врачи из Mayo Clinic проверяли объем легких, силу и выносливость, тестируя каждого участника на газоанализаторе или проводя тест Купера. Его суть в том, что за 12 минут ты должен пробежать максимальное расстояние, а значит, включить свою предельно возможную скорость. В перерывах мы учились ориентированию по карте и правилам оказания первой помощи, занимались скалолазанием и слушали научно-популярные лекции, ходили под парусом и участвовали в утренних пробежках по серпантину.

В конце учений предстояло совершить двухдневный рейд в горы. Нас разделили на три команды: каждой выдали карту с координатами, по которым мы искали перевалочные пункты. Остановки были с сюрпризами: натянутой над рекой веревкой, по которой нужно перейти на другой берег, или деревянной стеной, забраться на которую можно только при поддержке друзей из команды. Мы мерзли, валились с ног от усталости, но продолжали идти. Все бы ничего, но в середине второго дня со мной случилась неприятность. Я промахнулась с нужным размером походных ботинок – каждый шаг стал даваться все с большим трудом. Присев на очередной остановке, я сняла обувь и пришла в ужас: ноги были стерты в кровь. Наш негласный лидер – немец Ману – предложил сбавить темп. К горлу подступил комок: неужели из-за меня мы проиграем? Оставался только один вариант – идти без ботинок. Не думая ни минуты, я засунула их в рюкзак и закончила поход в шерстяных носках, хотя на дворе стоял декабрь и повсюду лежал снег. Нашу команду почти в полном составе пригласили в экспедицию. Уже потом нам сказали, что куда больше оценивались командная работа и умение прийти друг другу на помощь, чем результат, пришла группа первой или нет. Из 16 человек в экспедицию с Майком на Андаманские острова отправились 9. Я в том числе.
Команда Майка – всего человек десять. Люди из разных стран‚ разных возрастов‚ но все очень сплоченные и дружные. Сюда же входят члены семьи – жена Кэти и брат Мартин. О Кэти хочется сказать особо. Они с Майком познакомились‚ когда она приехала учиться горнолыжному спорту из Новой Зеландии в Швейцарию‚ а Майк как раз работал там инструктором. Перед отъездом родители наставляли дочь: только не оставайся в Европе и не влюбляйся. Кэти нарушила оба обещания. В то время как Майк уходил в очередную экспедицию‚ Кэти с дочерьми молила Бога‚ чтобы он вернулся невредимым. Потом они вместе начали работать над проектом «Пангея».

Специально для проекта была построена одноименная яхта, оборудованная по последнему слову техники. Внутри – каюты‚ душевые‚ комната для конференций‚ просторная кухня... Ночевать мы сразу же решили на матрасах на палубе – прямо под звездным небом.

Наша программа была расписана по мелочам. На Андаманах растут мангры – уникальные растения с огромной корневой системой‚ прекрасно чувствующие себя в морской воде. Из-за последствий цунами 2004 года немало деревьев было разрушено. Да и не одних деревьев – подводный мир пострадал тоже. Майк познакомил нас с командой центра ANET (Andaman & Nicobar ecological team): каждый год они привлекают волонтеров для участия в экологических проектах. Особенно понравилось бы здесь любителям снорклинга и дайвинга. Изучить подводный мир предстояло и нам: сначала мы плавали с масками и трубками на небольшой глубине‚ после чего нас стали готовить к дайвингу. Для большинства это было первое погружение: молодежь разделили на пары‚ к каждой прикрепили члена команды Майка (все они – профессиональные дайверы). После теории началась практика: когда за моей спиной оказался тяжелый баллон с газом‚ я подумала‚ что упаду на месте. В воде же он не чувствуется совсем. Золотые правила дайвинга – расслабиться‚ никогда не задерживать дыхания и продувать нос‚ чтобы не закладывало уши. Уже через несколько дней практики мы погружались на 16 метров: рыбы-клоуны‚ разноцветные змейки‚ кораллы всех форм и размеров – всю эту красоту не передать словами. Подсчет встреченных экземпляров мы вели на специальных блокнотах и потом составляли таблицы с результатами для ANET.
В один из дней яхта подошла к острову Баррен. Здесь находится один-единственный вулкан в Индии – к тому же, действующий.
Высаживаться на остров запрещено, поэтому нам оставалось наблюдать за вулканом с моторных лодок. Перед глазами простирались километры черных пляжей. Ночью мы бросили якорь неподалеку и перетащили матрасы на палубу, – кто откажется спать под звездным небом? Каждый из участников нес вахту: по очереди, в течение часа, мы дежурили в капитанской рубке на случай, если приборы зафиксируют неподалеку судно. Пришла моя очередь – часы показывали час ночи. Я перетащила в рубку одеяло, завернулась в него и изо всех сил старалась не заснуть. Вдруг я услышала хлопок и вылезла на палубу: темнота – хоть глаз выколи. По дороге почувствовала что-то странное под ногами – будто бы песок. Американка Кэтрин, которой я должна была сдать вахту, уже не спала. Оказалось, что пока я сидела в рубке, вулкан проснулся, – раздался хлопок, и яхту в одну секунду покрыла вулканическая пыль. Все следующее утро мы коллективно отмывали палубу.
Забавных случаев было много, но страшный – один. Команда организовала ночной дайвинг. После полуночи подводный мир поразительно меняется, и в темной воде появляются рыбы, которых не встретишь при дневном свете. Моим бадди – партнером по дайвингу – был все тот же Дмитрий. Мы начали погружение, и на отметке в 10 метров мой фонарик стал затухать. Я в страхе оглянулась по сторонам – Дмитрия нигде не было. Никого не было. С тех пор я знаю, что такое настоящая паника. Это состояние, при котором ты совершенно не можешь себя контролировать: сердце вот-вот выпрыгнет из груди, дыхание учащается, а голова ничего не соображает. Каким-то чудом мне удалось взять себя в руки – я всплыла и вернулась на яхту. В ту ночь видимость в воде была очень плохая, и потерялась не я одна.
Другую ночь мы должны были провести на необитаемом Английском острове. Майк предупредил, что на острове водятся змеи, поэтому, развесив гамаки, мы натянули веревки от одного гамака к другому, чтобы в случае опасности можно было бы разбудить друг друга по цепочке. Засыпали со страхом, но ночь прошла спокойно – все проснулись целыми и невредимыми. Прошагав десяток километров по пляжу и попутно собирая мусор, приплывший из океана (потом мы компрессовали его в специальной машине на яхте), мы вернулись на борт и первое, что сказал Майк, было: "Да, кстати, насчет змей я пошутил..."
С фотографом экспедиции Дмитрием Шаромовым, который был вторым россиянином на борту, я подружилась еще в отборочном лагере. В Индии мы часто попадали в разные истории. После Андаманских островов мы вернулись на материковую часть страны, чтобы посмотреть национальный парк Сундарбан. Он известен популяцией бенгальских тигров. Мы плыли по реке на катере и наблюдали за берегами: удалось увидеть крокодила‚ мартышек‚ различных птиц... Периодически совершали пробы воды из реки – потом бутылочки с образцами передали в Мюнхенский университет для изучения. Вечером мы с Дмитрием решили прогуляться неподалеку от лагеря и увидели женщину, продающую сладости. Мне захотелось их пробовать, но у нее не оказалось сдачи, и она жестами попросила следовать за ней. Мы оказались в местной деревне: у стен одного из домов столпились около двадцати человек, которые что-то оживленно обсуждали.

Кто-то из местных немного говорил на английском: выяснилось, что муж и жена выясняют отношения, и в процессе принимает участие вся деревня. Нас, как почетных гостей, усадили за стол и принесли местные лакомства. Мы с Дмитрием переглянулись, но обидеть отказом не решились. Я ела, а в тарелку капали слезы, – тот суп с креветками оказался самым острым блюдом в моей жизни. А местные в один миг забыли о ссоре, – их внимание переключилось на нас. Из дома принесли струнный музыкальный инструмент, похожий на цимбалы, и устроили концерт. Тут уж мы не смогли сдержаться и закатили русские народные песни. Это был успех.

Мы вернулись в лагерь в прекрасном расположении духа, а вот лицо Майка было чернее тучи – оказалось, нас искали. По окрестностям разгуливал тигр, убежавший из загона. Чудо, что мы на него не наткнулись. За время всего путешествия тигров мы в итоге так и не увидели, хотя здесь бытует пословица: «Даже если ты не видишь тигра‚ он видит тебя». Действительно‚ тигра увидеть не просто‚ но кто знает – может‚ он скрывается в мангровой чаще и сам наблюдает за тобой?
Утром следующего дня мы должны были возвращаться в Калькутту. Майк придумал для нас задание – добираться до города нужно было самостоятельно‚ выспрашивая дорогу у местных‚ и использовав несколько видов транспорта. Мы взяли «тук-тук» - что-то наподобие открытой повозки с мотором‚ какую-то часть пути прошли пешком‚ потом переправлялись на другой берег на лодке; наконец, попали на железнодорожную станцию. В общей сложности мы покрыли 91 километр.
Шестнадцатый день в Индии должен был стать последним. Утром нас повезли в Удаян – пансионат для детей‚ чьи родители умерли от все ещё распространённой в Индии лепросии, или проказы. До 18 лет эти дети под присмотром преподавателей и врачей‚ здесь же они учатся и приобретают будущую профессию. После совершеннолетия ребятам помогают найти работу и устроить свою жизнь. Одним из создателей пансионата был французский писатель Доминик Лапьер‚ написавший знаменитую книгу «Город удовольствий»‚ по которой был поставлен замечательный фильм с Пэтриком Суэйзи в главной роли.
Где-то в десять вечера пошёл дождь – первый индийский дождь за все наше путешествие! Мы разошлись только около четырех утра‚ чтобы а уже через пару часов ехали в аэропорт. Знакомство с Майком и его командой показало мне, что люди – отважные, смелые, те самые, о которых я взахлеб читала в детстве, – существуют не только в книжках. А главное, они готовы делиться: своими знаниями, опытом, возможностями. И сегодня моя главная цель - перенять от Майка эту эстафету и связывать людей из разных стран через экспедиции. Исаак Ньютон однажды сказал: «Люди строят слишком много стен и слишком мало мостов». Строить такие мосты – что может быть увлекательнее?
Made on
Tilda